Украинская карта Крыма: Степан Руданский
Украинская карта Крыма: Степан Руданский
Posted by

Украинская карта Крыма: Степан Руданский

В Ялте, невдалеке от центрального рынка и морского порта, простирается улица генерала Игнатенко, бывшая Коммунальная. В сером двухэтажном доме под № 18 в 1958 году в честь 85-й годовщины со дня смерти известного ялтинца была установлена мемориальная доска с лаконичной надписью: «В этом доме жил и умер 3 мая 1873 года украинский писатель Руданский». Также в тот юбилейный год было принято решение о присвоение имени Руданского одной из ялтинских улиц – бывшая дорога на деревню Дерекой, затем улица Майская. В следующем году поэту и врачу исполняется 180 лет.

Кто же он Степан Руданский? Что сделал и что осталось в памяти? KrymInfo продолжает публикацию материалов проекта «Украинская карта Крыма».

Фактография. Степан Васильевич Руданский (1834-873), талантливый украинский поэт, врач. Родился в многодетной семье сельского священника, в деревне Хомутинцы на Винничине. Отец, разумеется, видел сына священником, поэтому в 8 лет отдает его на обучение в Шаргородскую духовную бурсу, где то проучился до 1849 года. В бурсе будущий поэт изучил латынь, старославянский и греческий языки. Пробует писать первые стихи и посылает их отцу, который упрекает сына, что он использует «мужицкий» язык. Но уже тогда мягкий по характеру Степан настаивает: «Отец, может, не любит мой язык из-за того, что на нем говорят у нас мужики, – а вроде в Московщине не говорят мужики по-московски? Да и чем мы лучше мужика? Все мы равны и у Бога, и у природы», – напишет поет впоследствии брату Григорию.

 РуданскийПосле окончания бурсы, в 1849 году, 16 лет отроду, он поступает в Подольскую духовную семинарию, где сполна раскрывается его талант поэта. Пишет преимущественно лирику, увлеченный европейским романтизмом, – переводит много баллад. Как лучший ученик, С. Руданский в статусе студента направляется в Духовную академию Петербурга. Казалось, это шанс, выпадающий единицам. Однако, не для рожденного быть поэтом. Он все-таки переезжает в Северную Пальмиру, но, напрочь отказавшись от духовной карьеры, поступает в Медико-хирургическую академию. Главное – формируется как поэт-гражданин.

Учась на врача, Степан Руданский знакомится с писателями-соотечественниками, занимается выпуском журнала «Основа». К 1859 году относятся ранние публикации поэта с явным доминированием гражданских мотивов. Вместе с тем, пишет много сатирических произведений, создает уникальный жанр песенки-юморески – спивомовки, обогащая его живой народной языковой стихией и тематикой. За все время учебы в Петербургской медико-хирургической академии С. Руданский написал 232 «спивомовки» – как он сам их называл «стихотворных анекдотов», – которые дошли до нашего времени.

Начало творчества было не совсем удачным. Авторитетные тогда Пантелеймон Кулиш и Тарас Шевченко, несмотря на землячество, нелестно отозвались о стихах молодого автора. Так, в 1861 году журнал «Основа» опубликовал отдельные его стихи «Гей, бики!» и впоследствии гениально-пророческое «Повій, вітре, на Вкраїну». Параскева Бордонос, жена Леонида Глебова, одобрительно отозвалась о них в письме Пантелеймону Кулишу, на что тот резко отрубил: «Руданского стихи, по моему мнению, никуда не годятся. Я, Шевченко и Костомаров забраковали их, а Белозерский все-таки напечатал – и, как вижу, не ошибся. Нашлись и для Руданского хвалители».

Впоследствии Иван Франко восстановил справедливость, указав, что Степан Руданский: «большой поэтический талант, кроме Шевченко, самый выдающийся в украинском писательстве ХІХ века». В «Очерке истории украинско-русской литературы» (Львов, 1910) И. Франко отмесал: «Руданский, талантливый лирик, прежде всего заслуживает внимания как несравненный анекдотист, автор т.зв. «спивомовок», т.е. коротких юмористических анекдотов и повествований, взятых из уст украинского народа и пересказанных стихами с необычной простотой, меткостью и грацией высказывания…».

Как отмечают критики, истоки творчества Степана Руданского лежат в семинарии, где он пишет романтические баллады «Упырь», «Вечерницы», «Разбойник». В более зрелые годы его голос активно звучит против крепостничества («Не бросай меня»), призывает к культурному возрождению («Эй, быки!»), творит исторические поэмы «Мазепа», «Апостол», «Вещий Олег» и множество других.

Руданський_Степан_Усі_твори_в_одному_томіПрижизненных публикаций у Руданского было немного. Дебютировал он в еженедельнике «Русский мир». Большинство изданий относится к концу 19 столетия – уже после смерти поэта. Около тридцати его стихотворений в Киеве издала Олена Пчилка, мать Леси Украинки.

Позднее, на рубеже 19-20 веков, а потом и в советское время выходили собрания сочинений Руданского – в 7 и 3 томах.

Жизнь в Петербурге в голоде и нищете, без материальной поддержки отрекшегося от него отца, «постоянного голодания, переутомления, гнилого климата «мокрой столицы» приводит к тому, что поэт заболел чахоткой – туберкулезом. Надо было лечиться, но без денег это невозможно. Талантливому врачу помог сам профессор Боткин, который похлопотал чтобы С. Руданского назначили уездным врачом в Ялту, климат которой будет способствовать выздоровлению. 1-го сентября 1861 года он уезжает из «плохого Петрополя», как его называет в свои письмах. Но денег ему хватает только до Симферополя. В письмах вспоминает, что какой-то «подорожный татарин заложил за меня 2 карбованца да и дотолкал как-то до Ялты». Там будущий городовой врач столицы Южнобережья проживет свои последние 12 лет.

Ялта. После переезда на Южный берег и начала работы в должности городского врача, С. Руданский делился с братом первыми впечатлениями: «Теперь я очень как-то стал мило смотреть на людей, потому что и мне как-то сделалось лучше. Кончилось уже (не знаю только, надолго ли) мое тридцатилетнее голодание, и я уже смогу каждый день свой обед иметь».

Ялта, 1861 год: еще не город, но уже и не деревня.

Ялта, 1861 год: еще не город, но уже и не деревня.

В то время Ялта была небольшим городком с постоянным населением в 363 жителя. Молодой врач поселился на улице Почтовой – непосредственно в городской больнице. Обустроившись, переезжает на улицу Бульварную, ныне Рузвельта. Работу свою любил, поэтому быстро завоевал уважение ялтинцев, преимущественно бедных, которым часто помогал лекарствами и лечил бесплатно. Инициирует и открывает приемный покой для этой категории больных, а так же выделение специальных мест для женщин и малоимущих.

Кроме работы в больнице, выполнял еще обязанности санитарного врача в порту. Казалось, мог только богатеть, однако работал по совести, отказывался от взяток, не пропуская некачественные товары, из-за чего часто конфликтовал с местными властями. Это при том, что получал Степан Руданский не так уж и много. На жизнь еле хватало. Даже в самые «благополучные» годы, когда стал мировым судьей и служебным врачом князя Воронцова, доход не превышал 500 рублей. Ежемесячно выходило немногим более 40 рублей. Для сравнения, Ялта уже тогда не была дешевым городом, например с отдыхающих за комнату со столом брали по 60-120 рублей ежемесячно.

Тем не менее, для С. Руданского это означало, что «… уже могу каждый день свой обед иметь. И только то, что обед, а ужина на эти деньги иметь еще не могу», – писал он брату.

Дом, в котором жил Степан Руданский в Ялте с 1861 по 1873 гг. (точно неизвестно – временно или постоянно

Дом, в котором жил Степан Руданский в Ялте с 1861 по 1873 гг. (точно неизвестно – временно или постоянно

Так и жил, по совести. Находясь с 1864 года в должности карантинного (санитарного) и портового врача Южного берега Крыма(!!!), он продолжал проявлять невиданную для Ялты принципиальность. В архивах доныне сохранилось много актов, фиксирующих его борьбу с антисанитарией в имениях ялтинского миллионера Мордвинова.

С целью снижения уровня инфекционных заболеваний Руданский инициировал обустройство городского фонтана (скважины), – передав под него безвозмездно землю своего собственного участка, где планировал построить себе дом, хотя и заплатил за участок немалые деньги (ныне о бывшем фонтане напоминает название улицы – Фонтанная). По его инициативе был также заложен городской рынок, существующий и поныне. Кроме того, что стал соавтором проекта нового базара, создал первую медицинскую библиотеку на Южнобережье, добился создания пожарной службы, метеорологической станции, не без его внимания остались археологические раскопки древнегреческого полиса.

Как результат активной деятельности на благо ялтинской громады, Степана Руданского избирают мировым судьей Симферопольского Ялтинского округа. Одновременно и закономерно плодились и недоброжелатели. С 1867 года на молодого врача пошли постоянные доносы с просьбами перевести его в другие места под любым предлогом, который не заставил себя долго ждать.

В 1872 начинается эпидемия холеры. Власти в лице Таврического генерал-губернатора Коцебы, используя доносы как повод, обвинили санитарного врача С. Руданского в распространении болезни, а чтоб не оправдался – еще и в алкоголизме. Его увольняют с ялтинской должности и переводят в Перекоп. Не возымели действия личные просьбы, возмущения горожан и обращение Ялтинской городской думы.

Через полгода: 3-го мая 1873-го, – на 44-ом году жизни поэт и врач, который всю жизнь улыбался в спивомовках, устоявший перед холерой, умрет от обострившегося рецидива туберкулеза.

В 1892 году на могиле поэта был сооружен памятник. На надгробии в Массандровском кладбище Иоанна Златоуста (сейчас Поликуровский мемориал) останется скромная надпись «Степан Руданский украинский поэт 1834-1873»:

памятник руданскогоНа могилі не заплаче
Ніхто в чужині,
Хіба хмаронька заплаче
Дощем по мені.

И это правда. Старший брат Григорий после смерти вспоминал, что Степан в последние минуты жизни напевал: «Україно, моя мила…». У него даже не было места последнего упокоения – место на кладбище дала ему семья приятеля Шенебейера, а похоронили за городские деньги.

По ходатайству общественности прах С. Руданского вскоре был перезахоронен. На могиле сооружен монументальный памятник поэту. Прежняя стихотворная надпись сохранена.

Однако рукописи не горят. Все время, работая в Крыму, С. Руданский интересовался историческими событиями, связанными с полуостровом. В записях 1862 г., которые сохраняются в отделе рукописей Центральной научной библиотеки Украины, поэт собрал и литературно обработал воспоминания участников Крымской войны, в частности, защитников Севастополя, сделал много заметок, относящихся к известным историческим событиям. Продолжал собирать и изучать народное творчество. Здесь он составил рукописный сборник под названием «Копа пкень», занимался переводом на украинский язык «Илиады» Гомера, «Слова о полку Игореве», древнегреческой поэмы «Батрахомиомахия» («Война лягушек и мышей»), «Энеиды» Вергилия, поэмы М. Лермонтова «Демон» (перевод черновой). Написал драматический этюд «Чумак», а также цикл «Спивомовки» с оригинальным народным коломыйковым размером.

К сожалению, его имя сегодня почти исчезло из памяти ялтинцев.

Автор проекта “Украинская карта Крыма” Геннадий Борисенко, Симферополь.

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

May 2019
M T W T F S S
« Mar    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031